О Civil.ge
Eng | Geo | Rus
Последнее обновление: 19:50 - 11 Дек.'17
RSS
Mobile
Twitter
Facebook
Аласания: Мы не должны оказаться в плену у радикализма
Civil Georgia, Тбилиси / 11 Март.'09 / 18:43

Ираклий Аласания, который считает себя «в большей степени центристским» политиком, заявляет, что необходимо использовать кампанию «многостороннего» давления в отношении властей, чтобы назначить досрочные выборы.

«Среди общества сегодня на самом деле есть радикальные настроения, но мы не должны оказаться в плену у радикализма», - заявил он в интервью «Civil.Ge» 10 марта.

По словам Аласания, его политическая команда планирует развивать собственную партийную инфраструктуру, но на этот раз опирается на партийную инфраструктуру партий партнеров – «Новых правых» и Республиканской партии, особенно в регионах. По его же словам, в настоящее время его движение финансируется лишь лично членами его команды.

Ниже приводится стенограмма этого интервью:

Вопрос: Вы призываете те оппозиционные партии, которые планируют начать акции протеста с 9 апреля, выработать совместный план действий. Что вы конкретно предлагаете им, в чем заключается предложенный вами план действий?

Ответ: Прежде всего, позвольте сказать, что входит в планы нашего альянса. Мы уже находимся в процессе создания наших штабов в регионах, что будет способствовать, будет направлено на то, чтобы как можно большее число граждан было бы вовлечено в осуществление «плебисцита», оперативном сборе подписей с требованием мирной, конституционной смены властей, проведения внеочередных президентских выборов.

Второй задачей этих региональных штабов является налаживание отношений на местах с частью общественности и гражданами, и в ходе этих отношений разработать стратегию будущего развития страны. Мы уже начали работу на экспертном уровне над этим. Это будет нашим предложением, платформой, с которой наша политическая сила должна предстать перед обществом.

Нас также интересует мнение тех людей, для кого это делается. Поэтому, например, завтра (11 марта) мы планируем широкую встречу с представителями вынужденно перемещенных лиц, и таким образом, у нас будут постоянные отношения с обществом.

Мы хотим наладить форму диалога с обществом в регионах, и естественно в столицу, и эти штабы будут основным инструментом осуществления этого; У них будут две задачи: первая – сбор подписей и осуществление плебисцита, и вторая – нахождение формы наших непосредственных отношений с обществом.

К тому же, в параллельном режиме ведутся консультации с оппозиционным спектром, тем спектром, который требует начала акций протеста в апреле.

Я заявил, что эти два направления вовсе не исключают друг друга, и они могут дополнять друг друга. Естественно, мы считаем, что осуществление мирных акций протеста является одной из форм выражения воли народа, и в таком случае, раз мы соглашаемся по общей цели, и целью является мирная отставка властей, естественно, у нас есть соглашение и по данному методу борьбы (акциям протеста), но тут речь идет о конкретных консультациях, в какой форме, при каком стиле организации, при какой длительности должен проходить этот процесс.

Вопрос: Конкретно по данным вопросам что вы предлагаете другим партиям?

Ответ: Лично пре представляется, что это должно быть частью в целом всей стратегии, скажем, то же осуществление мониторинга над государственными структурами, которые могут получить такое поручение, которое не укладывается в рамки Конституции и закона. То есть, чтобы они (власти) находились под постоянным давлением и мониторингом со стороны общества, и призовем их, чтобы в режиме диалога с оппозиционными силами начали процесс реальной мирной трансформации страны.

Вопрос: Означает ли этот процесс, на ваш взгляд, что он должен быть долгосрочным процессом?

Ответ: Я не говорю, что он должен быть долгосрочным, который может затянуться на года или месяцы, это должен быть продолжительным процессом, чтобы общество реально показало властям, а также международному содружеству свою силу, и правоту своего требования. Поэтому мы считали, что референдум был бы одним из выходов с точки зрения разрядки ситуации. В случае референдума в руки общества, граждан перешло бы решение того, необходимо или нет проведение досрочных выборов.

Естественно, мы учитываем и то, какие критические замечания были со стороны оппозиции – будет ли это осуществлено в существующих условиях путем свободного и правильного референдума. Но и тут мы считали, что ресурс позитивного давления над властями существовал, в том числе и со стороны международного сообщества – вам известно, что международное сообщество реально работает, чтобы тут были свобода СМИ, сильные демократические институты, и видят, что основная проблема развития Грузии узурпирована одним конкретным органом властей, институтом президента. Этим комбинированным давлением удалось бы провести справедливый референдум, но власти уже упустили из рук этот шанс.

Это должны быть многосторонние акции протеста, многосторонние – еще раз подчеркиваю. Мы не должны ограничиться лишь одной, скажем конкретной акцией. С этой точки зрения в ходе этих консультаций вырисовывается и единодушие, поэтому мы должны дождаться завершения этих консультаций в ближайшее время.

Мы также учитываем и то, что заказом общества является единодушие и единство. Другие представители общества, группы уже очень открыто выступают, подтверждают свою поддержку к оппозиционным настроениям, но также просят на, чтобы оппозиционный спектр был максимально собран, консолидирован, что также должно быть мотивацией для всех из нас, чтобы работать по единому плану.

Нашей кампанией мы хотим показать (обществу), как будет развиваться страна после изменений. О чем мы договариваемся, это то, что смена власти должна произойти мирным путем, но гражданин должен иметь представление о том, что будет после этого, чем будет следующий период лучше, чем сегодня. Поэтому, необходимо, чтобы у политической силы была бы платформа на счет развития страны – во внешней политике, как собираемся исправлять допущенные огромные ошибки; урегулирование конфликтов – это те темы, которые должны быть разъяснены обществу, и общество должно знать о них.

Вопрос: Президент имеет право назначить референдум в любое время; Скажем, если будет назначен референдум к тому времени, когда процесс может достичь пика развития, будет ли согласен на него ваш альянс?

Ответ: Наша позиция будет зависеть от тех конкретных обстоятельств, которая сложатся в то конкретное время. Но, референдум был снят самими властями с повестки дня, когда заявили, что не собираются проводить референдум.

Вопрос: Возникает впечатление, что за тем, что альянс назвал вас кандидатом в президенты, последует ускорение процессов. Всего спустя несколько часов после озвучивания данного заявления было объявлено, что другая группа оппозиционных партий планирует с 9 апреля начать акции протеста. К тому же вырисовывается и конкуренция между оппозиционными группами, кто возьмет в руки эту инициативу...

Ответ: Конкуренция существует, и это естественно, понятно. Я считаю, что от кого бы не исходили эти президентские амбиции, пока преждевременно говорит об этом. Естественно, перед нами сегодня стоит конкретная задача, организовать мирную конституционную смену власти в стране, и все, еще раз повторяю, будь то наша политическая сила, или другая политическая сила, это (амбиции) в определенной степени должны отложить в сторону. Кто будет первым – это решать гражданам Грузии; Естественно, будут проведены свободные выборы.

Процессы ускоряются создавшимся положением, тем кризисом, который сегодня существует в Грузии, и неспособностью властей реально бороться с этим кризисом. Это является основным определителем той динамики, которая появилась сегодня в стране.

Вопрос: Среди определенной части общества присутствуют радикальные требования, в том числе и незамедлительное завершение процесса смены властей, что включает в себе угрозу усиления радикализации; Каковым будет ваше последние к этой части общества?

Ответ: Моя позиция заключается в том, что эти акции не должны выйти за рамки мирных форм. Исходя из этого мои принципиальные предложения заключаются в том, чтобы любые акции были бы спланированы и организованы очень хорошо.

Большая ответственность и больше всего ответственности в это время возлагается на властей – насколько адекватны будут событиям, насколько будет иметь место попытка повторения ноябрьских событий.

Естественно, и настояния присутствуют различные, но главным будет, чтобы никому не дать повода, чтобы эти акции были бы использованы для эскалации, дестабилизации. Самое последнее, что сегодня нужно Грузии, это гражданское противостояние.

В этом случае такую возможность я практически считаю маловероятной, потому и за это время между оппозиционными силами проходят консультации, чтобы этот план был мирным, и план был бы строго организован, т.е. все нуждается в очень правильной организации, и в таком случае лишь под ответственностью властей будет быть адекватным ситуации. Естественно, и под нашу ответственность входит, чтобы общественная безопасность была бы защищена в этом процессе.

Среди общества сегодня на самом деле присутствуют радикальные настроения, но мы не должны оказаться в плену этого радикализма. Для нас главной силой является правда, и эту правду должны донести до общества, и именно тот народ будет адекватным тем требованиям, которые будут выдвинуты ими, и чего сегодня требует большая часть общества.

Исходя из этого очень важно, чтобы мы были в правильном режиме диалога с обществом, и не допустить усиления ожиданий, что за один час или один день все это можно будет завершить.

Это длительный процесс, еще раз повторяю, продолжительный во времени процесс. Поэтому, все наши ресурсы должны быть направлены на то, чтобы максимально многосторонне довести мирное давление, над властями в конституционных формах.

Вопрос: Подразумеваете ли вы, что существует риск, что спонтанные процессы могут увести политиков, и это может выйти из-под их контроля?

Ответ: Спонтанный ход ситуации должен быть предотвращен максимально, тем более что существует очень большая угроза провокаций, очень большая угроза того, чтобы было спровоцировано противостояние между различными группами в ходе акции. Поэтому эта акция нуждается в очень большой рассудительности и подготовки.

Но, естественно, еще раз повторяю, что этот процесс не сможет завершиться в течение одного дня; Это должно быть продолжительным процессом, с целью оказания многостороннего давления в отношении властей.

Тут же хочу отметить, что большинство работающих в государственных структурах людей являются честными людьми, патриотами, и у них должно быть ощущение того, что эти изменения не будут угрожать тем людям, кто четно и патриотично служит сегодня властям и государству.

Эти изменения ни в коем случае не принесут реваншизма. Это все должны хорошо осознать. Реваншизм в Грузии раз и навсегда должен закончиться.

Вопрос: Вы сказали, что Саакашвили должен уйти в отставку, что вы потом предлагаете ему? Каковой вам видеться его роль, скажем, после того, как он уйдет в отставку?

Ответ: Ему самому придется выбирать, естественно. Если такое решение будет принято им самим, это еще раз будет демонстрацией с его стороны, вернее у него будет шанс, чтобы внести свой вклад в будущее развития своей страны, если будет способствовать мирной трансформации.

Существует и другая версия, естественно; его шаги, так же как и во время трагических событий в августе, необдуманные шаги, которые втянули Грузию в провокационную войну со стороны России, и тут так же могут последовать осложнения обстановки, если он не будет адекватен ситуации. Поэтому сегодня сложно говорить, конкретно по какому направлению поведут власти, конкретно Саакашвили, эти события. Многое будет от него зависеть, могу прямо вам сказать.

Как и все ушедшие в отставку президенты, г-н Эдуард (Шеварднадзе) тоже продолжает жить, заниматься деятельностью, у него тоже естественно будут все гарантии, что в нормальной обстановке продолжил бы свою деятельность там где он желает.

Еще раз повторяю, реваншизм не то, ради чего моя политическая команда намеревается прийти к власти.

Это, естественно, не касается криминалов, того, что совершил конкретные криминальные преступления. Но, из-за того, что кто-то был верен Саакашвили или властям, это не означает, что будет рассматриваться, как повод для оказания давления в отношении этих людей. Поэтому, еще раз повторяю, что главным тут является, чтобы произошло то, чтобы все поняли – над реваншизмом будет поставлена точка в Грузии, и те люди, патриоты, которые и сегодня служат в МВД, правоохранительных структурах, в структурах обороны, обычно продолжат службу.

Вопрос: Каковым может быть то предложение – кроме отставки президента – со стороны властей, на которое вы бы могли согласиться?

Ответ: Я ответил на это – сначала очень большое значение имеет, чтобы общество реально проявило волю и показало бы президенту Саакашвили, что эта воля твердая, и что общество требует перемен.

Естественно я – исходя из моего профессионального опыта – всегда буду за диалог, но никогда не будут поддерживать диалог за счет национальных интересов.

Естественно, этот диалог, если состоится между властями и частью оппозиции – он должен быть прозрачным, транспарентным, и он должен служить выходу страны из кризиса. Отступлений от этого требования не будет, т.е. все шаги должны служить выводу страны из тяжелейшего политического, военного и экономического кризиса. Остальное, естественно, если состоится такой диалог, он и покажет. Не считаю целесообразным заранее говорить об этом. Если будут компромиссные предложения, естественно, потом будет ответ на эти предложения. Поэтому говорит гипотетично заранее об этом преждевременно, хотя еще раз зафиксирую мнение, что диалог не исключается.

Вопрос: У вас имеется опыт работы в государственных структурах, но в публичную политику вы пришли недавно, и в принципе, вас, как политика, общество не знает. Несмотря на это, как говорят, вы и в настоящее время пользуетесь общественным доверием. Как вы считаете, что является причиной этого?

Ответ: я был на государственной службе, но в публичной политике, естественно, я не был активным, и я специально не заботился о своем рейтинге, общественном доверии, или как бы вы это не назвали.

Я не знаю, конкретно с чем связано отношение общества ко мне за последнее время, возможно, это связано с периодом моей деятельности в ООН, может и до того, скажем, где я работал – в структурах обороны или безопасности; Тогда тоже в обществе появилось определенное отношение ко мне.

Но, большая часть общества со мной не знакома, и именно поэтому очень хочу серьезно раскрыть свою кампанию в регионах, где при непосредственных связях с народом разъясню, какое у меня отношение к политическим процессам, что я намереваюсь сделать в будущем, чтобы у народа появилось отчетливое мнение.

Вопрос: В одном из интервью вы заявили, что поддерживаете президентский институт. Может, уточните, какого типа, скажем, французскую полупрезидентскую систему, или американскую?

Ответ: Слепое перенимание в Грузию конкретной модели, будь то американская или французская, неправильно.

Я за сильную президентскую республику, но также под сильным парламентским контролем, т.е. тут речь будет идти о реально таком перераспределении власти между парламентской, исполнительной и судебной властями, что исключит возможность принятия единоличных решений со стороны президента по важнейшим для страны вопросам, тем более по таким вопросам, как война и мир, основные направления экономического развития страны, обустройство правоохранительной системы страны и гражданский контроль над ней. Это те вопросы, вокруг которых необходимо будет осуществить реальные конституционные изменения.

Естественно, идут разговоры и есть мнение, что парламентская республика может быть более подходящей к грузинскому менталитету. Все это, по моему мнению, нужно хорошо проанализировать. Если такое вопрос будет поставлен, и в обществе будет требование, естественно, по требованию общества может быть проведен по данному вопросу референдум.

В условиях Саакашвили реально ни один институт не мог оправдать, ни одна модель. Потому, что он изменил Конституцию, и узурпировал власти. В такой обстановке, не одна модель не сможет функционировать.

Вопрос: Какова ваша политическая ориентация?

Ответ: Знаете... наверно, скорее всего я человек центристского направления.

Служа 15 лет на государственной службе, я очень хорошо знаком с теми недостатками, которые имеются у этих систем, и в то же время, у меня появилось более высокое качество ответственности государственного мышления.

По моему мнению, в Грузии должны существовать политические силы различной направленности, и естественно, необходимо, чтобы это плюралистически отражалось в Парламенте. Кроме того, основным элементом нашей проблемы является и то, что Парламент реально не отразил волю народа, и такой Парламент не сможет оказывать никакого контроля над исполнительными властями.

По моему мнению, чем больше будет политиков центристского направления, легче будет держать баланс в условиях правильного управления со стороны властей. Но, в целом, я уважаю партии всех политических направлений и мировоззрения, и могу объяснить, почему они поддерживают эти направления.

Вопрос: Что скажете об отношениях между государством и Церковью?

Ответ: Вера, Церковь, практически была отождествлена с государственностью в Грузии. Потому, что наше спасение всегда зависело от твердости веры и силы Церкви исторически.

Но, сегодня, естественно, в политических процессах в Грузии мы должны руководствоваться лишь тем, что составляют политические и национальные интересы страны, на что Церковь и наша духовность, естественно, оказывает очень большое влияние.

Сегодня не случайно, когда в таких условиях, когда власти и другие государственные институты, практически, потеряли доверие, Церковь является единственной моральной опорой, самой сильной моральной опорой и духовной опорой для нашего общества.

Вопрос: Должна ли быть Грузия в НАТО? Безальтернативно ли это для Грузии?

Ответ: Скажу прямо, что сегодня мы не сможем быть в НАТО. Потому, что этот процесс блокирован, и блокированию этого процесса способствовали и августовские события.

Интеграция в НАТО является выраженной волей общества на плебисците, поэтому об этом мнении в нашей внешней политике ни в коем случае не стоит забывать.

Но, в то же время, очень важно думать и о других формах региональной безопасности. Думать о том, каким образом создавать такие государственные институты, которые сделают нас неотъемлемой частью системы европейской безопасности. Это возможно лишь в одном случае – если мы станем демократами путем строительства реальных демократических институтов.

Но, тут встают вопросы наших отношений с нашими соседями, и в том числе с Россией. На данном этапе, когда Россия оккупировала большую часть наших территорий, и практически, агрессия продолжается со стороны России, в таком случае, естественно, остается очень важным, в какой форме мы должны начать отношения с Россией.

Это не произойдет быстро, это сложнейший этап, и, по моему мнению, наша интеграция в Европу станет основой для того, чтобы построить отношения с Россией на паритетных основаниях.

Из-за того, что после агрессивной войны России продолжается оккупация наших территорий, и поэтому мы должны изменить ориентацию, это неправильно. Этого нельзя допустить.

Вопрос: Временами в дискуссиях появляется тема нейтралитета...

Ответ: На данном этапе я считаю нереалистичным достижение какого-либо ощутимого результата в этом направлении.

Вопрос: Должны ли мы отправлять войска в Афганистан?

Ответ: Я считаю, что сила нашего государства должна выражаться в том, что мы являемся не только потребителями безопасности, но и сами должны быть донорами.

Вопрос: Что является той самой основной проблемой, которая проявляется в обществе?

Ответ: Я считаю, что основной проблемой, которую я наблюдаю, является реально растерянность в обществе, т.е. не существует правильных моральных ориентиров у большой части общества, что обусловлено, к сожалению, хочу отметить, неправильным, а зачастую и безнравственным стилем управления страной со стороны властей.

Поэтому, в первую очередь, обязанностью людей с правильным моральным примером, обязанностью лидеров является предоставление обществу правильных моральных ориентиров. Естественно, тут еще раз повторю, что очень сильную нагрузку имеет, и будет иметь всегда и Церковь Грузии.

Последние новости
11 Дек.'17 19:50
Кобахидзе: Избрание президента Избирательной коллегией в составе 300 членов «остается в силе»
По его словам, у системы есть недостатки, но правящая партия решила оставить ее в силе в виде «политического компромисса».
11 Дек.'17 19:18
В Тбилиси прошла акция с требованием либерализации наркополитики
Участники акции требовали принятия Парламентом инициированного пакета законодательных поправок по вопросам наркополитики.
11 Дек.'17 13:36
ССГ: ПИИ в Грузию в третьем квартале 2017 г. составили 594 млн долларов США
Наибольший объем ПИИ в третьем квартале 2017 г. Грузия привлекла из Азербайджана.
09 Дек.'17 19:04
Группа стран друзей Грузии в ОБСЕ подчеркивает поддержку страны на фоне российской оккупации
Наряду с другими вопросами группа говорит об этнической дискриминации, а также об увеличении количества российских войск.
09 Дек.'17 15:09
Национальная полиция Украины задержала Саакашвили
Экс-президенту Грузии, который объявил голодовку, в качестве меры пресечения могут избрать домашний арест.
08 Дек.'17 18:39
Глава МИД Грузии участвует в заседании Совета министров ИД ОБСЕ
Михаил Джанелидзе говорил о нарушениях на оккупированных территориях и призвал создать Европу без сфер влияния.
08 Дек.'17 12:29
МИД Грузии прокомментировал события вокруг Иерусалима
Заявление МИД последовало за инициативой депутата ГМ о признании Иерусалима столицей Израиля.
07 Дек.'17 20:26
Парламент поддержал структурную реорганизацию правительства
В рамках изменений произойдет слияние и реорганизация нескольких министерств.
07 Дек.'17 17:47
Квирикашвили упрекает депутата за открытое письмо об Иерусалиме
Премьер-министр отверг призыв депутатов, чтобы Грузия разделила решение президента Трампа по поводу Иерусалима.
07 Дек.'17 15:10
Парламентская делегация Грузии посетила Швецию
Ираклий Кобахидзе встретился с королем Швеции Карлом Густавом XVI, председателем Парламента и министром МД.

О Сивил Джорджия
Civil.Ge © 2001-2013, Ежедневные новости онлайн
Место регистрации: ул. Долидзе 2, IV этаж.
70