О Civil.ge
Eng | Geo | Rus
Последнее обновление: 19:50 - 11 Дек.'17
RSS
Mobile
Twitter
Facebook
Слушание Кицмаришвили на Парламентской комиссии завершилось спором
Civil Georgia, Тбилиси / 25 Ноя.'08 / 19:12


Допрос Эроси Кицмаришвили на Парламентской комиссии, телевизионный кадр.


Заседание Временной парламентской комиссии по изучению августовских событий было сорвано после того, как бывший посол Грузии Эроси Кицмаришвили более 3 часов разговаривал с членами комиссии в режиме дебатов.

Кицмаришвили покинул зал заседания после того, как влиятельный депутат от правящего большинства Гиви Таргамадзе швырнул в его направлении каким-то неопределенным предметом. В прямом эфире, в котором транслировалось заседание комиссии, невозможно было установить конкретную причину, чем было вызвано действие Таргамадзе, Но, позже он заявил, что он не намерен терпеть такие оскорбления, предположительно, прозвучавшие от Кицмаришвили.

Допрос Кицмаришвили на комиссии длился по времени больше других допросов, которые до сих пор проводились комиссией. На этом заседании Кицмаришвили сделал несколько скандальных заявлений.

Слабая напряженность возникла сразу после того, как Кицмаришвили начал свои показания с событий 2004 года. Но председатель комиссии Паата Давитаия попросил его акцентировать внимание на тот период, когда он находился на посту посла Грузии в России, с апреля 2008 года по июль 2008 г. Именно в июле, после того, как Россия признала, что ее самолеты нарушили воздушное пространство Грузии, Кицмаришвили был отозван из Москвы. Но бывший посол настоял, что желает рассказать о событиях, начиная с 2004 года, так как, по его словам, в то время он был приближенным лицом к Саакашвили и его администрации.

Ниже приведены основные пункты показаний Кицмаришвили:

• В феврале 2004 года в ранге специального представителя президента меня направили в Москву с целью организации встречи между президентом Саакашвили и тогдашним президентом Росси Владимиром Путиным; От президента Саакашвили у меня были словесно данные полномочия о подготовке этой встречи;
• Главным значением этой встречи был тот факт, что между Путиным и Саакашвили возникли очень позитивные отношения; мы говорили русским, что хотели внести новую динамику в двусторонние отношений, и отправная точка с этой точки зрения была очень хорошей;
• Первое, что нам русские сказали, было то, что они начинают отношения с новыми властями с чистого листа, так как пришли абсолютно новые власти, которые пришли во главу государства в результате мирной революции; Таким образом, русские говорили нам, что желают создать форматы с целью урегулирования тех проблем, которые существовали между странами на протяжении многих лет;
• Во время событий в Аджарии Россия снова попыталась вести переговоры по нескольким старым проблемам, но с нашей стороны не было сделано ни одного шага;
• Далее депутат Гока Габашвили попросил Кицмаришвили конкретизировать, что имел в виду под этим заявлением. Депутат Гиви Таргамадзе, также член комиссии, подкрепил этот вопрос и сказал, что члены комиссии желают знать больше деталей, чтобы не оставалось все лишь «на уровне риторики»;
• Кицмаришвили ответил: в феврале 2004 года во время встречи Путина и Саакашвили – и об этом я знаю от самого Саакашвили и Ираклия Окруашвили (тогдашний генеральный прокурор Грузии) – путин заявил, что он не был готов к разговору по вопросам Абхазии, но он был готов к переговорам с целью урегулирования проблемы в Южной Осетии;
• После этих соглашений с Путиным – которые были восприняты, как очень успешные – Россия была раздражена в связи с событиями в Аджарии (когда тогдашний глава автономной республики Аслан Абашидзе был мирно выдворен с региона, в мае 2004 года), так как во время тогдашнего кризиса Россия пыталась иметь что-то вроде платформы, на основании которой она могла бы торговаться с Тбилиси по тем вопросам, которые я выше упомянул (предположительно по вопросам урегулирования конфликтов); Хотя, мы не начинали с ними никакого диалога;
• После событий в Аджарии, когда центральные власти восстановили полный контроль над регионом, мы начали активизироваться по направлению Южной Осетии – Вано Мерабишвили (тогдашний секретарь Совета национальной безопасности, который спустя месяц после событий в Аджарии стал министром безопасности), Зураб Адеишвили (тогдашний генеральный прокурор) и Ираклий Окруашвили (который спустя месяц после событий в Аджарии стал министром ВД) были активнее всех других вовлечены в вопросы, связанные с Южной Осетией;
• Ираклий Окруашвили был особенно активным в этом направлении, и он проводил прямые переговоры в лидером Южной Осети Эдуардом Кокойты; Эти переговоры проходили в неформальной обстановке; Они также на охоту ходили вместе;
• Я знаю об этом, так как я участвовал в обсуждении результатов этой деятельности; Эти обсуждения проходили, в основном, в специальной президентской резиденции в Шавнабада (недалеко от Тбилиси);
• Окруашвили тогда говорил, что он достиг соглашения с Кокойты, и что последний готов начать переговоры с Тбилиси о передаче власти Цхинвали взамен на несколько миллионов;
• Но, между Окруашвили и Кокойты случился инцидент (Кицмаришвили не стал конкретизировать, какой инцидент), и в регионе началась эскалация; Далее в Южной Осетии была осуществлена спецоперация под руководством Окруашвили; в тот день (19 августа 2004 года) Окруашвили заявил, что (грузинские силы) убили 8 казаков, которые воевали на югоосетинской стороне. Но, потом выяснилось, что был убит лишь один человек;
• В тот же день, вечером президент Саакашвили, Вано Мерабишвили, Ираклий Окруашвили, Зураб Адеишвили, Ираклий Чубинишвили (тогдашний глава Администрации президента), Гоги Тавтухашвили (тогдашний командующий Внутренними войсками) собрались в резиденции Шавнабада; Я тоже присутствовал на встрече; Тогда там не было тогдашнего премьер-министра Зураба Жвания; Он был в Администрации правительства;
• На встрече Саакашвили задал вопрос начинать ли нам атаку на Цхинвали или нет. Вано Мерабишвили, Ираклий Чубинишвили и Зураб Адеишвили были против начала этой операции; Далее мы спросили Гоги Тавтухашвили, было ли достаточно средств для установления контроля над регионом в течение нескольких дней в случае военной операции; Тавтухашвили не смог дать положительного ответа на этот вопрос;
• Мы были очень близки к принятию решения в пользу операции, так как Окруашвили, который тогда вступал за военную операцию, был очень близок к президенту Саакашвили;
• После этого президент Саакашвили идет в Администрацию правительства, и встречается с Зурабом Жвания – об этом мне известно от самого Зураба Жвания и Ираклия Чубинишвили; Жвания был категорически против войны;
• После категорического сопротивления со стороны Жвания, а также после телефонного разговора с одной из иностранных столиц – которая предупредила Саакашвили против операции – было принято решение против военной операции и войну удалось предотвратить;
• После событий июля-августа в Южной Осетии мы закрыли путь к тем мирным механизмам, которые появились в феврале; Я повторяю, что после встречи Саакашвили и Путина в феврале появился шанс быстрейшего урегулирования конфликта в Южной Осетии;
• Россия пыталась начать с нами переговоры о возможной сделке: Южная Осетия взамен на что-то – но мы этого не рассматривали; Мне не известно, что могло быть это «что-то»;
• В июне 2008 года, когда я был послом, у меня были встречи со специальными представителями МИДа России Юрием Поповым и Валерием Кеняйкиным, и последний сказал мне, что в конце 2004 года и в начале 2005 года существовал хороший шанс урегулирования конфликта в Южной Осетии; Но, эти шансы исчезли после смерти Зураба Жвания;
• С осени 2004 года я прекратил свои связи с властями Грузии и у меня нет дальнейшей информации о событиях; Я следил за событиями, и все знают о той агрессивной риторике, которую использовали власти Грузии в отношении России и ее руководства;
• 2 ноября 2007 года я получил предложение от министра внутренних дел Вано Мерабишвили стать послом Грузии в России;
• Президент Саакашвили лично предложил мне этот пост 11 января 2008 года (5 января Саакашвили на второй срок был избран президентом);
• Когда президент предложил мне этот пост, у меня создалось впечатление, что Саакашвили искренне желал улучшения отношений с Россией; Таким образом, я и согласился;
• Я сопровождал Саакашвили в Москву в феврале, когда он встретился с тогдашним президентом Владимиром Путиным;
• Когда из Москвы возвращались в Тбилиси в самолете – я был там – президент Саакашвили заявил, что в августе он собирается перенести столицу Грузии в Сухуми; Там также присутствовали глава Службы разведки Гела Бежуашвили, заместитель министра иностранных дел Григол Вашадзе и министр экономики Эка Шарашидзе;
• В то время председатель комиссии Паата Давитаия прервал Кицмаришвили, и спросил, имел ли президент в виду формальное перенесение статуса столицы. Кицмаришвили ответил, что по его предположению, Саакашвили имел в виду применение силы;
• В 2008 голу, во второй половине апреля я узнал от внутреннего круга президента, что они получили зеленый свет от западных партнеров на проведение военной операции;
• На просьбу уточнить западного партнера, Кицмаришвили сказал: после встречи с президентом США Джорджем Бушем (19 марта в Вашингтоне), наше руководство заявляло, что они получили поддержку США на проведение военной операции;
• Для перепроверки этой информации я встретился с послом США в Тбилиси Джоном Тэффтом, и спросил его, было ли это правдой; Он категорически опроверг это;
• После этого члены комиссии от правящей партии спросили Кицмаришвили что имел он в виду под «руководством», и откуда узнал об этом. Кицмаришвили ответил: я не назову тех лиц, которые мне об этом сказали с соображения их безопасности;
• После встречи с полом США, - продолжил Кицмаришвили, - я пошел на встречу с президентом Саакашвили; На встрече также присутствовал Давид Бакрадзе и министр обороны Давид Кезерашвили;
• У Кицмаришвили спросили, спрашивал ли он на счет зеленого света от США. Кицмаришвили сперва сказал, что Бакрадзе опроверг существование какого-либо зеленого света, но позже он сказал, что Бакрадзе «и не подтвердил, и не опроверг». Саакашвили, по его словам, согласился, что такая информация существовала, но «он заинтересовался, кто был источником, и кто сказал мне об этом»;
• После встречи я предупредил не осуществлять военную операцию, и спросил министра обороны, имелось ли у нас достаточно возможностей для осуществления военной операции. Кезерашвили ответил: в течение последующих четырех лет у нас не будет такой сильной армии, как сейчас;
• Военная операция должна была начаться по направлению Абхазии; Привели военных инструкторов из Израиля для подготовки этой военной операции;
• Кезерашвили также заявил на встрече, что операция должна была начаться в начале мая или до тех пор, пока растаял бы снег на перевалах;
• Это решение не было осуществлено;
• В это время на заседании комиссии вмешался депутат Гиви Таргамадзе: «сформировалась печальная традиция, что после освобождения с должности люди радуются разговорам о содержании личных бесед...» Кицмаришвили прервал Таргамадзе и сказал председателю комиссии, что данное заявление Таргамадзе не имеет ничего общего с тем вопросом, который обсуждается на слушании. Но Таргамадзе ответил: «вы сами говорите о таких вещах, которые ничего общего не имеют с обсуждаемым вопросом». Далее он спросил Кицмаришвили, почему он согласился на должность посла, и почему не говорил публично, если стране угрожала опасность. Кицмаришвили заявил, что он не сделал этого, так как желал изнутри предотвратить это;
• Далее Кицмаришвили продолжил: тогда мы получали информацию, что русские намеревались начать военную операцию в августе в Верхнем Кодорском ущелье, с целью выдворения грузинских сил оттуда;
• Далее его спросили, кто намеревался провести эту операцию – грузинская сторона или российская сторона. Кицмаришвили ответил: обе стороны, и грузинская и российская имели планы военной операции;
• Эта военная операция, продолжил он, была отложена русскими по просьбе абхазской стороны, так как Сухуми не желал срыва туристического сезона;
• США сделали активные шаги в отношении Абхазии и скоро в Сухуми прибыл Метью Брайза (10 мая 2008 года);
• За этим последовал очень важный визит Ираклия Аласания в Сухуми (12 мая); был разработан т.н. документ Аласания;
• Это документ на двух страницах и его главная суть состоит в подписании соглашения о неприменении силы. Далее Кицмаришвили попросили конкретизировать детали документа; Кицмаришвили ответил, что главным аспектом документа было подписание соглашения о неприменении силы;
• На вопрос, лично он что думал о таком документе и обещании неприменения силы, с учетом того, что в прошлом Россия всегда нарушала такие соглашения, Кицмаришвили ответил, что его позиция в отношении документа была положительной, так как, с одной стороны, к процессу подключились США, и с другой стороны, участвовал сам Ираклий Аласания; Он объяснил, что Ираклий Аласания был человеком, который пользовался уважением и доверием у абхазской стороны в отличие от других официальных лиц; Он также заявил, что когда с одной стороны была информация, что русские намеревались провести военную операцию в Кодори, а с другой стороны, грузинская сторона также рассматривала вопрос применения силы, предложенный документ о неприменении силы был очень положительным шагом для предотвращения эскалации;
• В это время вмешался Гиви Таргамадзе, и заявил, что работа над этим документом была продолжена, и его обсуждали в Стокгольме в средних числах июня на встрече с абхазской стороной, но абхазская сторона отвергла все предложения Тбилиси;
• В ответ на это Кицмаришвили сказал, что абхазская сторона отвергла предложение, так как грузинская делегация, в основном, состояла из «ястребов» (на встрече в Швеции присутствовали секретарь Совета национальной безопасности Александр Ломаия, государственный министр по вопросам урегулирования конфликтов Темур Якобашвили, депутат от правящей партии Ника Руруа и Ираклий Аласания);
• Мои попытки на посту посла были направлены на создание позитивной почвы для возможного диалога с Москвой, так как пост переходил к новому президенту;
• Группа, работающая в российском направлении, которую возглавлял заместитель министра иностранных дел Григол Вашадзе, верила, что мы должны были использовать все имеющиеся у нас средства для установления отношений с Москвой; был организован визит российских журналистов в Грузию; в мае-июне от Тбилиси не было антироссийской риторики;
• У меня возникло такое впечатление, что часть российского общества была готова к диалогу с Тбилиси и к нормализации отношений с Грузией; среди них были несколько влиятельных политиков и экономических экспертов;
• 19 июня 2008 года я провел встречу между российскими и грузинскими учеными; Соорганизатором встречи был Институт современного развития (российская организация, которая дает советы президенту Медведеву); Президент России является членом Совета этого института; В этой встрече также участвовал Темур Якобашвили, а также бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов, и российский депутат Михаил Маргелов;
• В начале июля в Москве из своих источников я получил информацию, что руководитель Администрации президента России Сергей Нарышкин желал приехать в Тбилиси 17-19 июля, чтобы присутствовать на Днях культуры России в Тбилиси. Я немедленно передал эту информацию Григолу Вашадзе, и позже Зурабу Адеишвили, который тогда был руководителем Администрации президента; Глава Администрации президента России очень влиятельная фигура в России; Главной целью его визита было получение приглашения от грузинской стороны в связи с организацией визита президента России в Грузию;
• Я подумал, что желание г-на Нарышкина приехать в Грузию и подготовить визит президента Медведева было хорошим знаком для возможного диалога, для начала новых отношений с Россией;
• 10 июля президент Саакашвили звонит мне – хочу подчеркнуть, что этот звонок не осуществлялся при помощи закрытой линии – и говорит: «этот какой-то Нарышкин на самом ли деле едет в Тбилиси? Я ответил, что да, он приезжает; далее Саакашвили сказал: «хорошо, скажите пускай приезжает, но скажите Нарышкину, что недавно я встречался с Кондолизой Райс (в Тбилиси 10 июля) и мы в хорошем состоянии». Об этом он мне сказал по телефону, и это не была закрытая линия. Через два часа после этого звонка МИД России опубликовал на своей веб-странице заявление, в котором Москва признала, что ее самолеты нарушили воздушное пространство Грузии;
• Естественно, визит Нарышкина сорвался; Естественно, у этого визита не могли быть какие-либо результаты, так как с грузинской стороны не было готовности к принятию каких-либо результатов;
• 19 июля Якобашвили сказал в моем присутствии и в присутствии других участников встречи в Москве, среди них были бывший посол Грузии в России Зураб Абашидзе и председатель Кавказского института мира, демократии и развития Давид Апрасидзе, что грузинская сторона могла взять Цхинвали в течение трех часов; когда я сказал, что Россия даст ответ, Якобашвили заявил «русские не пошевелят и пальцем»; • По этому вопросу я разговаривал с Григолом Вашадзе в конце июля; Я очень удивился, когда Вашадзе, который начиная с января поддерживал т.н. мирный план, заявил, что у нас была возможность взять Цхинвали в течение нескольких часов;
• После этого в Грузию прибывает человек, отправленный президентом России – это не было Нарышкин (Кицмаришвили не уточнил, кто это был); Этот человек попросил встречи с президентом Саакашвили; Встреча прошла 21 июля в Батуми; Таким образом были еще какие-то послания из Москвы;
• 5 августа у меня была телефонная беседа с Саакашвили, и попросил его вернуть меня в Москву. Он отказал мне;
• 7 августа в 16.00 часов у меня еще раз состоялась телефонная беседа с Саакашвили; Он сказал мне, что начиналась война; Я не хочу рассказывать детали этой беседы;
• Я абсолютно уверен, что у России была полная информация, и она была готова к началу войны; Они заранее направили в Цхинвали всех основных журналистов;
• Нас вовлекли в этот процесс, и мы сделали именно то, чего русские желали, чтобы мы сделали.

После того, как были выслушаны эти и другие важные заявления Кицмаришвили, председатель комиссии Паата Давитаия заявил, что намеревается от имени комиссии потребовать возбуждения дела об уголовной ответственности Эроси Кицмаришвили по статье служебной халатности, так как он не предоставлял озвученную на заседании комиссии информацию МИДу Грузии в то время, когда занимал пост посла в России.

«Он выступал оскорбительно и пришел на комиссию в ангажированном состоянии», - заявил Паата Давитаия.

Но, вице-спикер Парламента, член комиссии от парламентского меньшинства Леван Вепхвадзе призвал, чтобы были перепроверены те факты, которые были озвучены на заседании комиссии Эросием Кицмаришвили.

Комиссия, официальным названием которой является – Временная комиссия Парламента Грузии по изучению военной агрессии и других действий, осуществленных со стороны России с целью посягательства на территориальную целостность Грузии – намеревается также выслушать министра обороны и министра ВД, а после них – 28 ноября – президента Саакашвили.

На эту же тему
Последние новости
11 Дек.'17 19:50
Кобахидзе: Избрание президента Избирательной коллегией в составе 300 членов «остается в силе»
По его словам, у системы есть недостатки, но правящая партия решила оставить ее в силе в виде «политического компромисса».
11 Дек.'17 19:18
В Тбилиси прошла акция с требованием либерализации наркополитики
Участники акции требовали принятия Парламентом инициированного пакета законодательных поправок по вопросам наркополитики.
11 Дек.'17 13:36
ССГ: ПИИ в Грузию в третьем квартале 2017 г. составили 594 млн долларов США
Наибольший объем ПИИ в третьем квартале 2017 г. Грузия привлекла из Азербайджана.
09 Дек.'17 19:04
Группа стран друзей Грузии в ОБСЕ подчеркивает поддержку страны на фоне российской оккупации
Наряду с другими вопросами группа говорит об этнической дискриминации, а также об увеличении количества российских войск.
09 Дек.'17 15:09
Национальная полиция Украины задержала Саакашвили
Экс-президенту Грузии, который объявил голодовку, в качестве меры пресечения могут избрать домашний арест.
08 Дек.'17 18:39
Глава МИД Грузии участвует в заседании Совета министров ИД ОБСЕ
Михаил Джанелидзе говорил о нарушениях на оккупированных территориях и призвал создать Европу без сфер влияния.
08 Дек.'17 12:29
МИД Грузии прокомментировал события вокруг Иерусалима
Заявление МИД последовало за инициативой депутата ГМ о признании Иерусалима столицей Израиля.
07 Дек.'17 20:26
Парламент поддержал структурную реорганизацию правительства
В рамках изменений произойдет слияние и реорганизация нескольких министерств.
07 Дек.'17 17:47
Квирикашвили упрекает депутата за открытое письмо об Иерусалиме
Премьер-министр отверг призыв депутатов, чтобы Грузия разделила решение президента Трампа по поводу Иерусалима.
07 Дек.'17 15:10
Парламентская делегация Грузии посетила Швецию
Ираклий Кобахидзе встретился с королем Швеции Карлом Густавом XVI, председателем Парламента и министром МД.

О Сивил Джорджия
Civil.Ge © 2001-2013, Ежедневные новости онлайн
Место регистрации: ул. Долидзе 2, IV этаж.
68