Председатели Парламента четырех созывов о новой Конституции
Civil Georgia, Tbilisi / 26 Oct.'17 / 14:25


Председатели Парламента четырех созывов. Фото: Компиляция Civil.ge

Несмотря на противостояние и расхождения между политическими партиями, длившиеся в течение многих месяцев, Парламент Грузии 13 октября окончательно одобрил проект конституционных поправок , в соответствии с которыми, правила избрания президента и Парламента были определены по-новому.

Сivil.ge связался с действующим председателем и бывшими председателями Парламента Грузии и попросил их оценить конституционную реформу.

Предлагаем соображения Ираклия Кобахидзе, Давида Усупашвили, Давида Бакрадзе и Нино Бурджанадзе в связи с принятыми конституционными поправками. 
 
Ираклий Кобахидзе,
Председатель Парламента Грузии, один из лидеров Грузинской мечты


Основной целью конституционной реформы, естественно, было улучшение стандартов демократии и укрепление грузинской демократии.

Сегодня, как вам известно, действует Конституция, которая не соответствует основополагающим принципам конституционализма, включая принцип распределения власти, что было подчеркнуто Венецианской комиссией в своем докладе за 2010 год. Наша главная задача заключалась в том, чтобы исправить эти пробелы и создать систему, которая обеспечила бы демократическое развитие страны в долгосрочной перспективе и предотвратила бы любую угрозу повторения автократии.

С такой позитивной и очень амбициозной повесткой дня действовала сначала Государственная конституционная комиссия, а затем Парламент Грузии, и с тем документом, который разработан, эта цель достигнута должным образом. Это было нашим предвыборным обещанием – обещанием Грузинской мечты, и мы действовали в соответствии с этим предвыборным обещанием.

В соответствии с новой Конституцией формирование какой-либо автократии будет невозможным, что является главным достижением конституционной реформы. Создается очень усовершенствованная система парламентского управления, которая основывается на наилучшей европейской практике.

Мы переходим на пропорциональную избирательную систему, что является одним из главных достижений этой конституционной реформы. Ни одна власть не делала такого шага до этого.
В новой версии Конституции вы не можете назвать ни одну статью, в которой правящая партия улучшает свои политические позиции. Более того, есть множество статей, которые ослабляют позиции правящей партии и, напротив, усиливают роль оппозиции в политической жизни. Это делается для укрепления демократической системы в целом.

Благодаря этой новой конституционной реформе, мы практически меняем конституционную традицию и конституционную культуру в Грузии.

Давид Усупашвили, 
Председатель Парламента Грузии в 2012-2016 гг., лидер Движения за развитие


Однопартийная Конституция была принята не по вине плохих людей. Это произошло из-за плохой системы - однопартийного правления. Такая система подчинена одной и той же закономерности, будь то «Нацдвижения» или «Мечты».

Правящая партия не осознала политической нагрузки конституционного процесса и абсолютной необходимости широкого консенсуса. Кроме того, полностью была переписана Конституция, принятая в 1995 году – и то, что нужно было менять, и то, о чем нужно было позаботиться, как о главной жиле государственного наследия.

Факт, что расхождениям по одному конкретному вопросу касательно власти – одноразово используемой системе к следующим парламентским выборам – было принесено в жертву отношение большой части общества к Конституции. Люди, которые сегодня возглавляют занимают государственные дела, должны были осознать, что необходимо было достичь согласия по этому вопросу; Или «освободить» конституционный процесс от этого вопроса и перенести его в в повестку дня диалога по Избирательному кодексу.

В этом случае мы бы не пожертвовали бы Конституцию на растерзание в дальнейшем политическом процессе и сам политический процесс мы смогли бы перевести в менее жесткое и конфронтационное русло.

К сожалению, в последний момент президент Грузии также совершил серьезную тактическую ошибку, когда не принял предложенное Венецианской комиссией 5 октября компромиссное предложение, которое предусматривало изъятие из Конституции вопроса о системе следующих парламентских выборов и его перенос на уровень Избирательного кодекса.

Президент выбрал иной путь и с помощью вето вновь потребовал гарантий на проведение пропорциональных выборов в 2020 году. Таким образом, он сохранил принципиальную позицию, которую занимали он и оппозиционные партии, однако освободил власти от политико-экспертного давления со стороны Венецианской комиссии и международного сообщества, как в событиях, связанных с вето, так и во внутренних политико-избирательных процессах.

В итоге мы одновременно получили и желательную для власти Конституцию, и избирательную систему, и международную политическую среду и «могущественно» пораженных всех, кроме одного.

Все это так и есть, но не меньшей ошибкой будет, если мы допустим рост отчуждения общества к Конституции.

Мы должны исправлять и чужие и свои ошибки, а не удваивать их.

Давид Бакрадзе, 
Председатель Парламента Грузии в 2008-2012 гг., лидер Европейской Грузии


ნЛюбая Конституция имеет три основания легитимации: первое - согласен ли с ней народ, второе – согласен ли с ней политический спектр, т.е. существует ли политический консенсус, и третье – какое мнение о ней сложилось у международного сообщества.

Если мы посмотрим на эту Конституцию, подавляющее большинство нашего населения выступает против непрямых выборов президента и считает, что глава государства должен быть избран путем прямых выборов. Следовательно, отмена этих выборов означает, что в существующей редакции Конституция противоречит мнению большинства населения.

Второй вопрос - это консенсус между политическими игроками, и здесь мы видим, что на одной стороне стоит Грузинская мечта, и на другой стороне - остальная часть политического спектра – все оппозиционные политические партии, президент, народный защитник, неправительственные организации. То есть, и в этом случае у нас нет консенсуса, который должен был стать одним из оснований легитимности Конституции.

И третье - что касается международного мнения, в этом отношении наблюдается частичный прогресс в последнем варианте Конституции. Последний вариант Конституции лучше, чем то, что было представлено Грузинской мечтой изначально. Относительно улучшено последнее заключение Венецианской комиссии, но, в целом, это не выражает мнения международного сообщества.

Таким образом, если мы посмотрим на эти три компонента, увидим, что Конституция новой редакции не удовлетворяет ни одно из этих оснований. Естественно, в этом случае оценка отрицательная.


Нино Бурджанадзе, 
Председатель Парламента Грузии в 2001-2008 гг., лидер Демократического движения – Единой Грузии

Как правило, Конституция должна быть документом согласия в государстве. Конституция, в классическом понимании, является именно тем документом, который, по мнению всего общества, является основным законом страны.

Очень печально и достойно сожаления, что Конституция у нас превратилась не в документ согласия, а в документ противоречия. Реально, можно прямо сказать, что это Конституция Грузинской мечты, это партийная Конституция, которая не предусматривает ни интересы государства и ни интересы политических партий.

Он разрушает принципы баланса управления, разрушает институт президента, разрушает, так сказать, возможность проведения в стране справедливых выборов и возможность выбора у людей.

Поэтому моя оценка однозначно является негативной.

Civil.Ge © 2001-2013