Прив(лечение), или почему Абхазская политика Грузии не работает
Civil Georgia, Tbilisi / 5 Oct.'17 / 13:50


Торнике Шарашенидзе. Фото: Кадр с передачи телекомпании Табула

Торнике Шарашенидзе является профессором и руководителем магистерской программы по международным отношениям в Грузинском институте общественных дел (GIPA) в Тбилиси, Грузия.

Отношение Грузии к Абхазии и абхазам можно охарактеризовать кратко - сентиментальным. К сожалению это отношение сильно повлияло на грузинскую политику в адрес как Абхазии, так и абхазов. Раз в политике нету места сентиментам, то не удивительно, что пока Грузии ничего не удалось достигнуть с абхазами.

Начиная с середины 90-ых годов, Грузия пытается привлечь Абхазов путем позитивной дискриминации - особый статус для абхазского языка, бесплатная электроэнергия, бесплатное лечение… уж ничего не говоря про обещаниях самой широкой автономии. Но ничего не сработало. Проект бесплатного лечения считается более или менее успешным, так как этой привилегией воспользовались сотни абхазов (что подразумевает, что они также насладились Грузинской гостеприимностью и своими глазами увидели «материковую Грузию»). Но вот пока что не видно никаких признаков, что кто-нибудь из этих привилегированных абхазов готов поддержать реинтеграцию Абхазии в Грузию.

Параллельно, грузинское гражданское общество ни раз пыталось достучаться до абхазов. В этом отношении, поучительным является история с кампанией, называемой Мшибзия (на абхазском «Привет»). Десятки тысяч грузин сказали привет абхазам (в основном, через социальные сети) но в ответ получили только «до свидания» на абхазском. На самом деле, такие кампании убеждают всех вокруг (включая международные и неправительственные организации, заинтересованные в решении конфликта) в том, что это грузины абсолютно во всем виноваты, а абхазы абсолютно правы. А иначе как объяснить, что грузины всё время извиняются? Да уж, смотря на такие кампании, можно и забыть про факты этнической чистки против грузин в Абхазии (Грузины живут только в Гальском районе, который абхазы негласно всегда считали частью «материковой Грузии»).

Факты говорят сами за себя - с этой политикой и с этим отношением явно что-то не так.

В первую очередь, множество грузин ничего не знает про отношение абхазов в адрес Грузии. Они не знают, что абхазы считают - грузинам не место в Абхазии вообще и что Абхазия принадлежит только абхазам. Так что, не имеет значения, что Грузия будет делать - абхазы не захотят реинтеграции с Грузией, если это их отношение не поменяется.

Возникает вопрос - ну тогда что делать? По-моему, нужно, чтоб Грузия дала абхазам возможность «насладиться своей независимостью», без какой-либо попытки завлечь их. Грузия должна дать им понять, что она, опять же, никогда не признает независимость абхазов и, к тому же, не будет больше тратиться с целью их привлечения обратно. Грузия будет тратиться только на своих граждан, и если найдутся абхазы, готовые принять гражданство, то тогда пожалуйста. Но только после этого.

Конечно Грузия хочет вернуть Абхазию, но в конце концов Грузия легко сможет прожить (и не только прожить) без Абхазии. Прожить очень долго. С другой стороны, насколько долго смогут прожить абхазы в той ситуации, в которой они оказались? Разве экономика Абхазии растёт? Разве их население растёт? Есть ли у них какая нибудь перспектива в условиях изоляции? Кто будет жить лучше через десятилетия - грузины или абхазы? Уж точно не абхазы. Так что, кто должен быть больше заинтересован в диалоге и примирении? Если отбросить все сентименты, которые портили соответствующее отношение и соответствующую политику Грузии, то ответ ясен - это абхазы должны быть заинтересованы. Это они рискуют гораздо больше, если не будет примирения. Это абхазы, у которых нет роскоши затягивать время.

Можно спросить, а что если абхазы всё равно не будут проявлять никакого желания к примирению? На это у меня нет ответа. Но одно нельзя отрицать - сентиментальная политика провалилась и нужно кое-что менять. Вообще-то я думаю, что эта сентиментальная политика создаёт абхазам ложное представление, что это грузины, а не абхазы рискуют при теперешнем статус-кво. Чем больше жестов доброй воли со стороны грузин, чем больше ресурсов тратиться на позитивную дискриминацию, тем упрямее абхазы становятся - раз Грузия так отчаянно хочет вернуть Абхазию, то значит абхазы всё правильно делают. Чем больше отчаяния со стороны грузин, тем меньше шансов на диалог и примирение. Абхазы должны в конце концов осмыслить, что стоит для них на кону и что им терять. Но если грузины будут и дальше проявлять признаки отчаяния, то абхазы просто не смогут взвешенно оценивать свою реальность. Конечно им будет не так просто менять своё фундаментальное отношение в адрес Грузии (о котором мы уже писали), тем более, что они выиграли войну. Но без компромисса не обойтись, тем более, когда так много стоит на кону.

Можно спорить о том, что грузинам следует быть более терпеливыми и ответственными, чем абхазам, и что политика добрых жестов не имеет альтернативы. Но всему есть предел. Тем более, когда добрые жесты не приносят результатов. Теперь мяч на другой стороне.

Ведь, как говорил Бисмарк, сентиментальная политика не знает никакой взаимности.

Civil.Ge © 2001-2013