Европа должна сотрудничать с Абхазией на своих условиях
Civil Georgia, Tbilisi / 27 Mar.'17 / 21:12
Джаба Девдариани

Выступая против «так называемых парламентских выборов» в Абхазии, иностранные союзники и международные организации продолжают поддерживать суверенитет Грузии. Эти ставшие традицией заявления — ключевой символ дипломатической поддержки Грузии. Но за ними кроется отсутствие какого-либо конкретного плана выхода из тупиковой ситуации в отношении Сухуми.

С декабря 2009 года Европейский союз официально следует политике «вовлеченности без признания», основы которой были сформированы еще в 2007 году тогдашним специальным представитем ЕС Питером Семнеби. Этот подход позволяет ЕС сохранять дипломатический баланс — поддерживать Грузию, но сохранять возможность работы в Абхазии. Тактически эта политика может и имела смысл, но на деле, после признания Абхазии Россией в 2008 году, она вряд ли может привести к существенным результатам. Сегодня, Россия со своими войсками и существенными экономическими вливаниями держит Абхазию на коротком политическом поводке. По сравнению, объем финансовой помощи и политическое влияние ЕС несоразмерно слабы.

Сейчас самое время изменить подход в отношении Абхазии. Европейская позиция о территориальной целостности Грузии четко обозначена. В переговорах с Москвой она, несомненно, должна оставаться приоритетом, особенно с учетом агрессивной политики России в отношении ЕС.

С Сухуми же на первый план должно выйти признание того, что общее европейское нормативное пространство связывает как Тбилиси, так и Сухуми. Проще говоря, нет никаких причин, по которым европейские столицы должны требовать от сухумских политиков и институтов меньшего в плане гарантирования прав и свобод, чем от их коллег в Тбилиси.

Как известно, истинная ценность любой дипломатической позиции сводится к ее потенциальному изменению. Иными словами, отказ признать абхазские выборы означает, что при определенных условиях такое признание возможно.

До сих пор ЕС принимал грузинскую позицию о том, что изменения могут наступить только после восстановления территориальной целостности. Тбилиси и Брюссель, возможно, должны скорректировать эту позицию и составить реалистичный и четкий путеводитель по критериям достижения реального прогресса в деле сотрудничества с Сухуми, тем самым вынося вопрос суверенитета «за скобки».

В 1991 году жители Абхазии в последний раз избрали свой законодательный орган, легитимность которого не оспаривается. Система этнических квот в Верховном совете не смогла предотвратить конфликт, который сделал сотни тысяч людей беженцами из Абхазии и опустошил когда-то преуспевающую провинцию. С 1996 года, уже пятые выборы проходят в законодательный орган Сухуми. Они не признаны ни Грузией ни западными институтами, поскольку они идут наперекор принципу территориальной целостности Грузии.

Но эти выборы проходят в атмосфере политического плюрализма, небывалого как по сравнению с северокавказскими республиками России, так и большинством постсоветских «непризнанных республик». Благодаря этому — и к досаде официального Тбилиси — ряд западных экспертов симпатизирует Сухуми как к «самой демократической» среди постсоветских отколовшихся автономий. Следовательно, голоса, которые ищут различные формулы для расширения взаимодействия с абхазскими властями, звучат разумными для европейского уха.

Но только из-за относительного плюрализма абхазских выборов не стоит провозглашать политическую элиту де-факто республики дееспособным партнером Европы. Эти выборы идут наперекор принципам европейской демократии, поскольку они основаны на преднамеренной и последовательной этнической выборке.

Согласно абхазской-же переписи населения за 2011 год, на ее территории проживает около 46 000 этнических грузин, что составляет 19 процентов всего населения. Большая ее часть (по разным расчетам, до 44–45 тысяч) постоянно проживают в ее восточной части — районе Гали. Из этого густонаселенного района абхазская Центральная избирательная комиссия включила в свои списки только 603 человека на момент 17 января 2017 года. Все из-за того, что жители Гали лишены права участвовать в голосовании.

Отчасти это связано с тем, что после конфликта Тбилиси категорически препятствовала их вовлеченности в Абхазскую политику. Но главным образом из-за того, что власти Сухуми в 2014 году лишили права голоса около 22 000 постоянных жителей. С 1994 года абхазская государственность основана на отказе признания основных прав человека по этническому признаку. Предвыборные махинации и манипуляции последовательно направлены и на исключение​ меньшинств из публичной политики, и сведению к минимуму их представительства в органах власти. В парламенте прошлого созыва только трое депутатов не были абхазами — два армянина (баллотировалось 11 человек) и один грузин (баллотировалось двое).

Вопиющие пробелы в политической системе и защите прав человека, а не оспариваемый суверенитет, должны стать главным препятствием к взаимодействию Европы с официальными лицами Абхазии. И наоборот, постепенное изменение этой порочной политики должно стать главным условием для более тесного взаимодействия.

Такой подход оправдан, так как он соответствует основополагающим принципам ЕС, а также политике «большее для большего» в регионе восточно-европейского соседства. Такой подход отделит вопросы прав человека от вопросов суверенитета, тем самым предоставив абхазскому руководству и общественности прозрачный набор критериев, в соразмерности с которыми Европа рассмотрит ощутимое обновление отношений.

Так, каким образом этот подход можно использовать для партнерства с новоизбираемыми лидерами в Абхазии?

На первом этапе, в качестве экспериментальной инициативы, местные выборы в Гали должны быть проведены прозрачно, с участием всех постоянных жителей и в присутствии международных наблюдателей. Избранные местные органы власти и муниципалитеты должны впоследствии включится в инфраструктурные программ ЕС, получить возможность посещать Европу и другие привилегии в отношениях с ЕС.

Во-вторых, парламентские выборы должны пройти на основе тех же принципов и обеспечить гальскому району законодательное представительство соразмерное численности его населения. Соблюдение этого положения должно дать импульс для второй волны сотрудничества с ЕС, на этот раз с участием отдельных учреждений и должностных лиц в Сухуми.

В-третьих, в более отдаленной перспективе, Абхазия должна официально признать права собственности перемещенного населения, что станет еще одним шагом к парламентским выборам с международными наблюдателями на всей территории (вопрос суверенитета остается «за скобками»), и нормализует сотрудничество ЕС с властями Сухуми.

Постепенная и реальная демократизация Абхазии, основанная на признании и уважении прав ее жителей независимо от этнической принадлежности, может обеспечить основу для европейской интеграции, а также ощутимо улучшить жизнь ее жителей.

Поскольку Грузия юридически и политически связана этими принципами как в рамках конвенции о защите прав человека Совета Европы, так и соглашением об ассоциации с Европейским союзом, такой подход также может служить естественным мостом между политикой ЕС в отношении как к Сухуми, так и Тбилиси.

 

Civil.Ge © 2001-2013