Линкевичюс: «Не тратьте времени на внутренние распри»
Civil Georgia, Tbilisi / 3 Dec.'15 / 19:10

Интервью с министром иностранных дел Ливтвы Линасом Линкевичюсом; Интервью первоначально было опубликовано на Clarion, который является совместным проектом Civil.ge и Delfi.

В гражданском обществе Грузии многие опасаются, что противостояние между правительством и оппозицией за последнее время, а также судебные решения в связи с «Рустави-2» могут указывать, что власти Грузии, как с политической, так и правовой точки зрения, в определенной степени, встали на опасный путь. Разделяете ли вы такое мнение и что бы вы посоветовали, чтобы так не произошло?

Важно, чтобы Грузия изыскала политическую волю для объединения ресурсов сил, (поддерживающих) евроатлантический курс и быстрейшим образом получить результаты. Вы не должны тратить столько времени, ресурсов и сил на внутреннее противостояние.

Если из Грузии сигнал не будет позитивным, это может создать ошибочное впечатление в Европе. В связи с безвизовым режимом мы видим очень хороший прогресс и это не должно быть испорчено какой-то внутренней борьбой. Или возьмем хотя бы свободу СМИ. В демократическом обществе необходимо, чтобы существовала возможность выражения взглядов, отличающихся от взглядов правительства. По этим вопросам мы беседуем и с нашими грузинскими коллегами. Мы призываем их и надеемся, что Грузия сохранит взятый курс и достигнет того, что нужно для ее европейского пути.

Недавно вы отметили, что Европы не защищена перед информационной войной, проводимой Россией. Пессимизм европейских СМИ в отношении ЕС еще больше усиливает ту растерянность и страх, которыми педалируют российские государственные СМИ. Что дает вам основания для надежды к будущему Европы и ЕС? Каким должен быть оптимистичный наратив Европы?

Подход Европы должен быть проактивным а не оборотительным. Мы должны быть проактивными и должны создать позитивный наратив. Мы не должны ждать, когда распространится дезинформация и потом защищать себя, только опровергая ложь.

Мы начинаем осознавать влияние российской информационной войны. Она пытается воздействовать на общества не только в Грузии, Молдове и Украине, но и в самой России, с другой стороны, также необходимо учесть и влияние российской пропаганды на государства Западной Европы.

Мы знаем, что российская пропагандистская машина финансируется очень хорошо. Она использует тактику атаки. Иногда это ничего общего не имеет с распространением информации, а происходит распространение лжи, а ложь невозможно считать альтернативным взглядом.

Но поощрение цензуры или определенные ограничения (вещателя) не является тем путем, которым должно отвечать демократическое общество на такие вызовы. Мы говорим о необходимости того, чтобы ЕС и все международное общество акцентировали внимание на то, чтобы было больше альтернативных источников информации, особенно, для русскоязычного населения. Мы также говорим о том, что необходимо противостоять пропаганде лжи и опровергать ее.

Но какого-нибудь одного рецепта успеха не существует. Например, в Грузии и Эстонии не могут быть одинаковые подходы. Главное качество информации, своевременный доступ к информации. С этой точки зрения я приветствую инициативу Радио «Свобода», которая начала ежедневную получасовую программу «Настоящее время», которая предлагает русскоязычной аудитории альтернативные взгляды.

В вашем последнем интервью агентству Delfi вы говорили о Беларуси и шансах нормализации ее политики с ЕС. Армения и Беларусь явно ищут возможности балансирования между интересами России и ЕС. Грузия, Молдова и Украина ограничены внутренними конфликтами. Считаете ли вы, что мы станем свидетелями повторного рождения «буферных государств», которые, возможно, в равной мере будут отдалены от России и от ЕС?

«Буфер» для меня имеет очень негативное значение, так как это отражает какую-то ненормальную ситуацию; Так же как и «мост» - никто не живет на мосту; Но а под мостом еще более опасно.

У Армении и Беларуси отличающаяся ориентация, чем у других восточных партнеров ЕС. Беларусь изначально хотела наладить лучшие отношения с Россией и вступить в Таможенный союз. Но Армения изменила направление на 180 градусов перед Вильнюсским саммитом в конце 2013 года.

Но когда Армения поменяла свой вектор, Европа не стала это драматизировать; Мы признали это решение, как реальность. Европа попыталась на основании этих новых реалий предложить Армении другие формы сотрудничества. Мы не стали отправлять в Армению «зеленых человечков», чтобы вынудить ее поменять решение.

После Вильнюсского и Рижского саммитов ЕС стала развивать стратегию индивидуального подхода к нашим партнерам. Хочу подчеркнуть, что мы делаем акцент не на разделительных линиях, а на атмосфере открытости и сотрудничества, на право свободу выбора. Народы этих стран сами решают, в каких масштабах и насколько далеко хотят пойти в отношениях с ЕС.

Позиция Литвы такова, что если страна желает больше интеграции, ЕС должен отреагировать на это и предпринять ответные действия.

Является ли партнерство между ЕС и Россией реальным в существующей обстановке?

К сожалению, в настоящее время мы не видим реального партнерства между ЕС и Россией. Мы должны признать этот факт. с учетом существующих приоритетов и предпринимаемых (Россией) в настоящее время шагов, партнерство ЕС и России не считают возможным.

Наши коллеги в России, в первую очередь, должны выйти из философии игры с нулевыми результатами, когда победа кого-нибудь является поражением твоего партнера и наоборот. Если будет царствовать недоверие, если будет недостаток доверия, тогда мы не сможем получить желательных результатов.

В первую очередь, необходимо изменить отношения. Если вспомним использование со стороны США компьютерного термина «перезагрузка», сегодня этой перезагрузки уже недостаточно. Иногда нужно менять саму программу.

Мы видим, что Литва делает шаги, чтобы больше сблизится со своими соседями – посредством железной дороги, газопроводами и т.д. Каким целям служат ваши такие действия и что бы вы посоветовали Грузии, где в последнее время очень много говорят об энергобезопасности в связи с консультациями властей Грузии с Газпромом?

Мы советуем Грузии быть более амбициозной, осознавать, что интеграция в евроатлантические институты важна. Грузины уже приняли решение, теперь настало время для действия и результатов.

Иногда достижение результатов требует прохождения длинного пути. Уже более 10 лет, как Литва является членом ЕС и НАТО, но она совсем недавно начала осуществлять важные стратегические проекты, связанные с энергонезависимостью.

На протяжении длительного времени Литва зависела только от одного источника энергии; В такой обстановке действительно невозможно быть свободным на все 100%, так как тебя могут шантажировать. Так что, когда в порту Клайпеда мы построили терминал сжиженного газа, это было воспринято, как прорыв, революция не только для Литвы, но и для всего региона, где появился конкурентоспособный энергетический рынок.

Терминал сжиженного природного газа молниеносно подействовал и на цены. Еще одним важным фактом является то, что в конце года у нас будет ЛЭП со Швецией и Польшей. ЛЭП со Швецией – NordBalt (который проходит через Балтийское море) – через территорию Литвы Швецию свяжет и с другими прибалтийскими странами. Литва также намеревается строить газопровод с Польшей.

Таким образом, мы существенно улучшаем обстановку с точки зрения энергетической безопасности в регионе. В этом направлении мы также модем поделиться опытом с Грузией.

Civil.Ge © 2001-2013