Мнения: Какие шансы у Грузии получить ПДЧ
Civil Georgia, Tbilisi / 3 Jul.'15 / 14:48



Грузия пытается получить ПДЧ на Варшавском саммите НАТО. Civil.ge поинтересовался у нескольких аналитиков, существуют ли с этой точки зрения основания для оптимизма. 


Дерек Авер - старший преподаватель Центра исследования России, Европы и Евразии по вопросам внешней политики и политики безопасности Бирмингемского университета и координатор Второго рабочего пакета «Реконцептуализации демократии и безопасности на Кавказе» CASCADE.

Дискуссии последнего времени с академическими кругами, заинтересованными НАТО, а также с другими источниками, вынуждают меня думать, что «трансформационная миссия» альянса на востоке застопорилась на определенное время. Американские и европейские лидеры не готовы идти на риск, который связан с предоставлением Грузии перспективы членства, в том числе и из-за ожидаемых провокаций со стороны России и возникновения «дилеммы безопасности».

Со стороны НАТО в отношении Грузии будут активности по таким направлениям, как образование в сфере обороны, управление сектором безопасности, повышение возможностей и т.д., но перспективы принятия в НАТО очень низкие.

Принятые на Уэльском саммите обещания об оборонных расходах, очевидно, не будут выполнены некоторыми странами. В настоящее время внимание обращено к Прибалтийскому региону. На заполнение квот личного состава Сил быстрого реагирования НАТО [Response Force] потребовались большие усилия, так же как и на то, чтобы это подразделение завоевало бы четкую оперативную роль. А совместная группировка высокой готовности [Very High Readiness Joint Task Force] – которая является более скромным контингентом и которая даже не дислоцируется в Восточной Европе на постоянной основе – сосредоточена только на том, чтобы успокоить прибалтийские государства. На сегодняшний день это предел амбиции НАТО до тех пор, пока с Россией не возникнет неожиданная и непредвиденная эскалация. Другие обязательства декларации Уэльского саммита, как, например, более широкое сотрудничество в сфере обороны между НАТО и ЕС – это долгосрочные перспективы с сомнительными шансами на успех. Между государствами членами НАТО (и ЕС) сохраняются отличающиеся мнения об угрозах и рисках, и поэтому «смена парадигмы» в НАТО в краткосрочной и среднесрочной перспективе маловероятно. 


Елене Хоштария – сооснователь Ассоциации реформ Грузии; бывший заместитель государственного министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции.

С учетом позиций членов НАТО, не думаю, существуют основания для большого оптимизма. Но это не означает, Грузия не должна настаивать на ПДЧ. НАТО осознала, что Россия представляет угрозу для евроатлантической безопасности. До войны в Украине такого восприятия не было. Было несколько попыток вовлеченности с Россией, в том числе и попытки понять некоторые обеспокоенности России – легитимные или нелегитимные. Союзники по НАТО пытались вовлечь Россию в диалог, в том числе и по вопросам безопасности в нашем регионе. Теперь эти иллюзии прошли, и уровень понимания вызовов безопасности Грузии и Украины гораздо выше.

В то же время, они [члены НАТО] не имеют окончательного ответа о том, как отреагировать на эту новую угрозу со стороны России. Там нет консенсуса о том, продолжить расширение или подождать некоторое время.

В этом процессе размышлений, в котором находится НАТО, важны те аргументы, которые свидетельствуют в пользу расширения НАТО. Такие аргументы существуют – в конце 80-х гг. и в начале 90-х гг. идея единой, свободной и мирной Европы, которая, несмотря на сложную политическую среду в Европе, принесла мир, развитие и благополучие (Восточной Европе). Это расширение является хорошим примером того, что, несмотря на определенное противостояние, конфликты, которые пока еще существуют, обеспечение большей безопасности в интересах всех сторон.


Йос Боонстра – Руководитель программы Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии FRIDE и координатор Восьмого рабочего пакета по «Кавказу и широкому соседству» CASCADE

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг похвалил Грузию за осуществленные реформы и ее вклад в миссии НАТО. Это, однако, не является признаком того, что европейские партнеры заинтересованы в обсуждении потенциального членства Грузии в НАТО в течение ближайшего года.

Военная реформа набирает темпы после апреля 2008 года, когда Бухарестский саммит НАТО пообещал Грузии членство, но не предоставил ПДЧ. С технической точки зрения, сегодня наверно мало причин, чтобы отказать в ПДЧ, особенно на фоне общественной поддержки к членству в НАТО. Но политические и стратегические реалии рисуют иную картину.

Ситуация в Украине мало изменило восприятия на западе. Россия воспринимает ПДЧ (и вступление Грузии в НАТО) как угрозу. Никто не может исключить, что Россия усилит давление во время нахождения в фазе ПДЧ, что может продолжаться многие годы. Частью этого давления может быть блокада, которая повлияет на экономику Грузии и на трудовых мигрантах; военные маневры на Черном море; увеличение риска напряженности, в том числе и насилия в регионах Грузии. Маловероятно, чтобы НАТО желало распространения раздражения России и нестабильности с Украины на Кавказ, также и потому, что режим в России с течением времени может стать нестабильным.

С учетом этих факторов, предоставление Грузии ПДЧ, фактически, будет равносильно размещению сил НАТО (в Грузии), чтобы они взяли на себя сдерживающую функцию (перед ожидаемой со стороны России угрозой и давлением). Но такой сценарий маловероятен.

В этом смысле, Грузия может сделать только то, чтобы продолжать реформы, которые необходимы в любом случае, и дальнейшее сближение со структурами безопасности ЕС и НАТО. Вклад Грузии в миссии НАТО в Афганистане и в миссии ЕС в Центральноафриканской Республике не остались незамеченными. Очевидно, что расширение отношений с ЕС с помощью Соглашения об ассоциации и возрастающее сотрудничество с НАТО уже превратили Грузию в европейскую страну, которая активно участвует и сотрудничает с евроатлантическим сотрудничеством. Несмотря на то, что это не создает твердую гарантию безопасности, предусмотренную в Статье 5 альянса, это содействует долгосрочному развитию Грузии сточки зрения демократии, экономики и безопасности.


Давид Сихарулидзе - председатель Атлантического совета Грузии; бывший министр обороны Грузии в 2009 г.

Тут есть два аспекта. Первый, готов ли сам альянс, и второй, что должна сделать Грузия для ослабления аргументов скептиков и усиления аргументов тех членов НАТО, которые сильнее поддерживают вступление Грузии в альянс.

ПДЧ это просто технический инструмент – произошла его излишняя политизация. Грузии предстоит решить целый ряд задач, в том числе и хорошо координированную и четкую стратегию правительства о том, каким образом достичь цели, а также продолжить осуществление внутренних реформ. Хорошее выполнение всего этого еще более усилит аргументы Грузии.

Естественно, существуют и другой вопрос – сможет ли альянс достичь консенсуса по срокам. Странам членам НАТО надлежит иметь более дальновидный подход. Россия говорит, что вторжением в Грузию в 2008 году и теперь в Украину, она мешает расширению НАТО. Сейчас было бы более разумным, если союзники объединились бы вокруг этой идеи, что это неправильный путь воздействия на европейские дела, и поэтому расширение НАТО обязательно должно войти в повестку дня саммита 2016 года.

Расширение НАТО также очень важно для новых демократических государств, которые призваны проводить реформы. Пример стран Прибалтики и других государств Восточной Европы показывает, что интеграционные процессы НАТО, с одной стороны, являются важным стимулом для проведения реформ, и с другой стороны, интеграция в НАТО также обеспечивает те инструменты, которые необходимы для осуществления этих реформ.

Civil.Ge © 2001-2013