Тбилиси в одностороннем порядке согласился на ограничение зон вооружений
Civil Georgia, Тбилиси / 28 Jan.'09 / 22:23

Согласно меморандуму, подписанному Министерством обороны Грузии и Миссией наблюдателей ЕС (МНЕС) 26 января, Грузия согласилась на создание зон ограниченного вооружения на прилегающих к Абхазии и Южной Осетии территориях.

На проведенной 28 января пресс-конференции МНЕС обнародовала некоторые детали этого меморандума.

Министерство обороны Грузии согласилось, что не станет размещать в 15 километрах от административной границы Абхазии силы более чем один батальон, и на то же самое в отношении прилегающих к Южной Осетии территорий. В случае с Южной Осетией на некоторых участках зона составляет около 15 километров, в основном в южной части, а в некоторых частях менее 15 километров.

Министерство обороны Грузии также согласилось не размещать в этих районах вооружение больше 120-мм калибра.

В то же время, Минобороны Грузии обязалось, что не станет размещать более пяти боевых систем или бронетехнику с вооружением от 60 до 119 мм. калибра.

С учетом ограничений, на этих территориях грузинская армия не сможет размещать артиллерийские системы, так как по сообщению МНЕС, большинство артиллерийских систем, имеющихся в наличии у Министерства обороны Грузии имеет калибр более 120 мм. Это касается также пушек со 120 мм. калибром и боевых танков с ракетными системами.

Грузия будет иметь возможность размещать только до пяти таких систем, в том числе средних минометов; противотанковых вооружений, БМП и БТР.

"Это предоставляет Вооруженным силам Грузии определенные возможности для обороны», - заявил Клайв Тротт, заместитель руководителя операций МНЕС, - "Но таким объемом вооружений невозможно будет осуществить нападающие операции».

Министерство обороны Грузии также предварительно должно информировать Миссию ЕС обо всех запланированных военных учениях, в том числе, с участием сил, превышающих численность контингента батальона.

Наблюдателям ЕС будет предоставлен доступ на все военные объекты Грузии, с условием, что МНЕС сутками раньше сообщит об этом Министерству обороны.

Министерство обороны Грузии также дало согласие на регулярные встречи между министерством и офицерами связи миссии.

Руководитель МНЕС, дипломат из Германии Хансйорг Хабер заявил, что первоначально, когда миссия приступила к переговорам с грузинской стороной в октябре, МНЕС "планировала выдвинуть больше условий".

"Но, тем не менее, мы довольны тем, что у нас получилось», - добавил он.

Он также сказал, что грузинской стороне потребовалось определенное время для того, чтобы заявить о своем согласии, так как взвешивала военные и дипломатические последствия и варианты такого соглашения.

"Я думаю, что им [властям Грузии] пришлось сочетать военную ценность такого документа с дипломатической», - сказал Хабер.

"Например, одна из задач Министерства обороны заключается в том, чтобы защищать Тбилиси от возможного нападения. Поэтому они должны были оценить, каким образом это соглашение подействует на различные сценарии, и с другой стороны, существует ряд дипломатических преимуществ, которые будут получены Грузией от этого соглашения», - отметил он.

МНЕС приветствовала действия Грузии, как Грузии двигаться как "смелый и односторонний шаг», который обеспечит больше безопасности.

По словам Хабера, Россия также должна последовать примеру Грузии.

"Мы должны использовать все имеющиеся у нас под рукой каналы, чтобы привлечь Россию очень серьезно рассмотреть варианты ответных шагов, и обеспечить прозрачность своих войск в Южной Осетии и Абхазии, а также отойти от непосредственной близости от административных границ, так же, как грузины делают это в рамках этой договоренности», - сказал дипломат.

Однако он также отметил, что миссия имеет "мало контактов с российскими вооруженными силами на местах, поэтому она пользуется, в основном, дипломатическими каналами, и, главным образом, через Брюссель.

«Высокие стандарты доказательств»

Хабер рассказал журналистам, что созданиемеханизмов для предотвращения и расследования инцидентов, происходящих у административной границы имеет большое значение.

По его словам, со стоны Цхинвали и Сухуми произошла «политизация» того вопроса, который обсуждался в ходе Женевских переговоров в декабре и, который, как ожидается, будет дополнительно обсуждаться на следующем раунде переговоров в феврале. Он сказал, что подход ЕС заключается в том, чтобы создать совместные механизмы для сотрудничества между сотрудниками правоохранительных органов без привлечения каких-либо элементов статуса. Хотя, Сухуми и Цхинвали желают получить определенное признание через механизмы полицейского сотрудничества, - добавил Хабер.

Он также отметил, что миссия очень осторожно относится к расследованию инцидентов, происходящих в приграничных районах.

"Проблема заключается в том, что в очень многих случаях мы не можем возложить вину на какую-либо сторону за конкретный инцидент. Это происходит потому, что мы используем очень высокие стандарты доказательств», - сказал он.

В этой связи он привел пример инцидента от 16 января у административной границы Южной Осетии, в ходе которого был убит грузинский полицейский. Дипломат заявил, что выстрел был произведен "вероятно, с относительно близкого расстояния, с территории за пределами Южной Осетии".

"Несмотря на то, что существуют определенные указки, не существует абсолютно недвусмысленных доказательств, которые выявляли бы авторов этого инцидента», - добавил Хабер.

Civil.Ge © 2001-2013